July 17th, 2008

окно

(no subject)

Ух ты! В который раз Петр Вайль озвучивает мои чувства. Не знаю уж, как ему с этим живется, а мне чуднО. Ведь точно это и думала, перечитав "М & М" лет эдак пять назад и испытав - разочарование...

"Читаемый и почитаемый роман обязан своей славе этой - одной из трех - сюжетной линии. Советская интеллигенция уззнавала о Страстях Христовых из доходчивой булгаковской книги. Вторая линия - лирика Мастера и Маргариты - выглядит вялой рядом с двумя другими. Третья - московский быт и нравы литературно-театральной среды - остра и очень смешна, но здесь у Булгакова популярные соперники: Зощенко, Ильф и Петров...Именно приключения Иешуа принесли "Мастеру и Маргарите" общенародную любовь. Однако для тех, кто ознакомился со ставшим легко доступным оригиналом, аранжировка потускнела. Все евангельские интерпретации блекнут в сравнении с источником, и на каком-то этапе взросления становится неловко читать эту поэтику ЖЗЛ: "И настанет царство истины? - Настанет, игемон, - убежденно ответил Иешуа. - Оно никогда не настанет! - вдруг закричал Пилат таким страшным голосом, что Иешуа отшатнулся". В конечном счете такие книги переходят в категорию литературы для юношества, оказываясь в неплохой компании исторических романов Мережковского или Фейхтвангера"

Петр Вайль. Карта родины. Стр. 249-250 (божи, божи, я забыла, как грамотно, по всем правилам оформлять библиографические источники).