Аvrora (avrorakreyser) wrote,
Аvrora
avrorakreyser

Сашка с ночевкой в лагере. Убираю в ее комнате и нахожу маленькое колечко-сердечко, детское, жестянка-жестянкой. И понеслась - заныло, защемило, засосало под ложечкой.

Беспомощность ребенка умиляет. Мы терпеливо и вдохновенно меняем промоченную одежку и присыпаем тальком, стрижем острые крошечные ноготки и нежно чистим ушки. Умиляемся отрыжке и похлопываем по спине. Беспомощность старика утомляет. Мы делаем все то же самое, но с совершенно другими эмоциями. Жалость, раздражение, чувство собственной неспособности облегчить самую тяжелую ношу - ношу последних песчинок в часах; и - всегда один выход - вон - в ту дверь, в неизбежность.

По-настоящему читать - взахлеб, полностью погрузившись в книгу, не отрываясь, пока не закроешь последнюю страницу - можно только в детстве. И любить по-настоящему - взахлеб, открыто, не рассеиваясь ни на что другое - полноценно и всецело - можно только в юности. А потом - что потом? Утром - читнул, в ланч - ухватил пару-тройку страниц, вечером - чуток. Разве "Нимфа" кисть дает?
Tags: мимолетности
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 29 comments