Аvrora (avrorakreyser) wrote,
Аvrora
avrorakreyser

пейзанское



Два часа в электричке от Харькова, потом – пешком через лес километров 15. Мягкие холмы, звенящие луга, Северский Донец, комариный лес, крапива, прятки в высокой кукурузе, липкие коровьи языки и фиолетовые их глаза; коси-косиножки, ночная рыбалка – полное ведро блестящих расползающихся раков; осы, пчелы, паутина, жуки-рогачи, нежные ускользающие цыплята и утята, ледяная вода колодца, розовые носы поросят и их белесые ресницы, фиолетово-черные от шелковицы пальцы, вишня прямо с дерева, прямо – на дереве; собаки-друзья, мой козленок; возвращение пойманной папой рыбы в реку – бегом, скорее, в кастрюле с водой – иди, плыви к своим детям; душный, перекрещенный пыльными лучами света чердак – там шкатулки, журналы, вещи, чужая память; сырой, с мокрицами и затхлым запахом глубокий погреб – страшный; непонятный жуткий язык пастухов, огромный, с кольцом в носу, на цепь посаженный бык, печь, костер, потрескивание дров и картошка – темная от золы снаружи и сахарно-белая внутри, рукомойник, гора арбузов, жара...

Никакой городской праздности, всегда что-то надо сделать. Заканчивается одно, надо делать другое. Просто лежать на берегу, просто сидеть на крыльце – нет, не в моей деревне. Посадили картошку. Пропололи сорняки, Аньке, вишни поспели, пошли собирать. Хату надо побелить. Кукурузу поломать. Сегодня наш черед деревенское стадо пасти – идем, поможешь бабушке. Лиса повадилась цыплят воровать, надо капкан поставить. И еще – работа – колхоз, все дела, своих корову с теленком, двух поросят и незнаюсколько курей – их же каждый день накормить, почистить, а кого и подоить. И каждый день – из обязательных, неизбежных дел, все живое, все не терпит отлагательств, все сегодня и всегда.

И потрясающая обыденность смерти. Такая естественная, исконная жестокость. Растят корову, любят, холят, заботятся, ухаживают, лечат, ночей не спят. Любят – по настоящему, привязанно, ласково – Малютка, кормилица. А время прийдет – и не задумываясь, ножом по горлу. Визг убиваемой свиньи. Вид. Пенек-эшафот, где рубятся головы курицам и уткам, котята, которых, за переизбытком – топят в ведре с водой, соседский щенок Дружок, которого застрелили, потому что он громко лаял... В деревне, вообще, очень много этого – жизни и смерти. Там все замешано на этом. Бесконечная череда рождения – растений и животных, и неотвратимо тянущаяся за ней – цепочка убийства – сбора урожая.

А люди – что люди? Люди – везде разные. Это не открытие. И в деревне – тоже.
Tags: личная жисть
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 42 comments