?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

А напишите мне стихи. Лю-бы-е.
А я повторю тут пост 2-х летней давности - мы ж перечитываем любимые слова?

Август. Странный месяц. Мой месяц. Переросший звонкую легкость лета и недоросший до прозрачной печали осени. Время урожая,жатвы,подведения итогов. Старинный натюрморт в золотистых тонах - корзина со снедью, аромат винограда и дынь, чайная оборчатая роза, тушка убитого зайца. Звезды - солью на небесной формайке. Солнечный мед и яблоки. Терпкие дни, головокружительные ночи и начало конца. Блок, Гумилев, Цветаева, Довлатов...

Давай ронять слова,
Как сад - янтарь и цедру,
Рассеянно и щедро,
Едва, едва, едва.

Не надо толковать,
Зачем так церемонно
Мареной и лимоном
Обрызнута листва.

Кто иглы заслезил
И хлынул через жерди
На ноты, к этажерке
Сквозь шлюзы жалюзи.

Кто коврик за дверьми
Рябиной иссурьмил,
Рядном сквозных, красивых
Трепещущих курсивов.

Ты спросишь, кто велит,
Чтоб август был велик,
Кому ничто не мелко,
Кто погружен в отделку

Кленового листа
И с дней Экклезиаста
Не покидал поста
За теской алебастра?

Ты спросишь, кто велит,
Чтоб губы астр и далий
Сентябрьские страдали?
Чтоб мелкий лист ракит
С седых кариатид
Слетал на сырость плит
Осенних госпиталей?

Ты спросишь, кто велит?
- Всесильный бог деталей,
Всесильный бог любви,
Ягайлов и Ядвиг.

Не знаю, решена ль
Загадка зги загробной,
Но жизнь, как тишина
Осенняя,- подробна.


Борис Пастернак




Август - астры,
Август - звезды,
Август - грозди
Винограда и рябины
Ржавой - август!

Полновесным, благосклонным
Яблоком своим имперским,
Как дитя, играешь, август.
Как ладонью, гладишь сердце
Именем своим имперским:
Август!- Сердце!

Месяц поздних поцелуев,
Поздних роз и молний поздних!
Ливней звездных -
Август!- Месяц
Ливней звездных!

Марина Цветаева




Еще горят лучи под сводами дорог,
Но там, между ветвей, все глуше и немее:
Так улыбается бледнеющий игрок,
Ударов жребия считать уже не смея.

Уж день за шторами. С туманом по земле
Влекутся медленно унылые призывы...
А с ним всё душный пир, дробится в хрустале
Еще вчерашний блеск, и только астры живы...

Иль это - шествие белеет сквозь листы?
И там огни дрожат под матовой короной,
Дрожат и говорят: "А ты? Когда же ты?"-
На медном языке истомы похоронной...

Игру ли кончили, гробница ль уплыла,
Но проясняются на сердце впечатленья;
О, как я понял вас: и вкрадчивость тепла,
И роскошь цветников, где проступает тленье...

Иннокентий Анненский.


Он и праведный и лукавый,
И всех месяцев он страшней:
В каждом Августе, Боже правый,
Столько праздников и смертей.

Разрешенье вина и елея…
Спас, Успение… Звездный свод!..
Вниз уходит, как та аллея,
Где остаток зари алеет,
В беспредельный туман и лед
Вверх, как лестница, он ведет.

Притворялся лесом волшебным,
Но своих он лишился чар.
Был надежды «напитком целебным»
В тишине заполярных нар…

А теперь! Ты, новое горе,
Душишь грудь мою, как удав…
И грохочет Черное Море,
Изголовье мое разыскав.

Анна Ахматова



Маленькие города, где вам не скажут правду.
Да и зачем вам она, ведь всё равно - вчера.
Вязы шуршат за окном, поддакивая ландшафту,
известному только поезду. Где-то гудит пчела.

Сделав себе карьеру из перепутья, витязь
сам теперь светофор; плюс, впереди - река,
и разница между зеркалом, в которое вы глядитесь,
и теми, кто вас не помнит, тоже невелика.

Запертые в жару, ставни увиты сплетнею
или просто плющом, чтоб не попасть впросак.
Загорелый подросток, выбежавший в переднюю,
у вас отбирает будущее, стоя в одних трусах.

Поэтому долго смеркается. Вечер обычно отлит
в форму вокзальной площади, со статуей и т. п.,
где взгляд, в котором читается "Будь ты проклят",
прямо пропорционален отсутствующей толпе

Иосиф Бродский



Как обещало, не обманывая,
Проникло солнце утром рано
Косою полосой шафрановою
От занавеси до дивана.

Оно покрыло жаркой охрою
Соседний лес, дома поселка,
Мою постель, подушку мокрую,
И край стены за книжной полкой.

Я вспомнил, по какому поводу
Слегка увлажнена подушка.
Мне снилось, что ко мне на проводы
Шли по лесу вы друг за дружкой.

Вы шли толпою, врозь и парами,
Вдруг кто-то вспомнил, что сегодня
Шестое августа по старому,
Преображение Господне.

Обыкновенно свет без пламени
Исходит в этот день с Фавора,
И осень, ясная, как знаменье,
К себе приковывает взоры.

И вы прошли сквозь мелкий, нищенский,
Нагой, трепещущий ольшаник
В имбирно-красный лес кладбищенский,
Горевший, как печатный пряник.

С притихшими его вершинами
Соседствовало небо важно,
И голосами петушиными
Перекликалась даль протяжно.

В лесу казенной землемершею
Стояла смерть среди погоста,
Смотря в лицо мое умершее,
Чтоб вырыть яму мне по росту.

Был всеми ощутим физически
Спокойный голос чей-то рядом.
То прежний голос мой провидческий
Звучал, не тронутый распадом:

«Прощай, лазурь преображенская
И золото второго Спаса
Смягчи последней лаской женскою
Мне горечь рокового часа.

Прощайте, годы безвременщины,
Простимся, бездне унижений
Бросающая вызов женщина!
Я — поле твоего сражения.

Прощай, размах крыла расправленный,
Полета вольное упорство,
И образ мира, в слове явленный,
И творчество, и чудотворство».

Борис Пастернак


Август.
Персики и цукаты
и в медовой росе покос.
Входит солнце в янтарь заката,
словно косточка в абрикос.

И смеется тайком початок
смехом желтым, как летний зной.

Снова август.
И детям сладок
смуглый хлеб со спелой луной.

Федерико Гарсиа Лорка


Всевидящее Око

Tags:

Comments

( 96 comments — Leave a comment )
Page 1 of 3
<<[1] [2] [3] >>
still_raining
Aug. 12th, 2009 01:59 pm (UTC)
ОЗЕРО ЧАД

На таинственном озере Чад
Посреди вековых баобабов
Вырезные фелуки стремят
На заре величавых арабов.
По лесистым его берегам
И в горах, у зеленых подножий,
Поклоняются страшным богам
Девы-жрицы с эбеновой кожей.

Я была женой могучего вождя,
Дочерью властительного Чада,
Я одна во время зимнего дождя
Совершала таинство обряда.
Говорили - на сто миль вокруг
Женщин не было меня светлее,
Я браслетов не снимала с рук.
И янтарь всегда висел на шее.

Белый воин был так строен,
Губы красны, взор спокоен,
Он был истинным вождем;
И открылась в сердце дверца,
А когда нам шепчет сердце,
Мы не боремся, не ждем.
Он сказал мне, что едва ли
И во Франции видали
Обольстительней меня
И как только день растает,
Для двоих он оседлает
Берберийского коня.

Муж мой гнался с верным луком,
Пробегал лесные чащи,
Перепрыгивал овраги,
Плыл по сумрачным озерам
И достался смертным мукам;
Видел только день палящий
Труп свирепого бродяги,
Труп покрытого позором.

А на быстром и сильном верблюде,
Утопая в ласкающей груде
Шкур звериных и шелковых тканей,
Уносилась я птицей на север,
Я ломала мой редкостный веер,
Упиваясь восторгом заранее.
Раздвигала я гибкие складки
У моей разноцветной палатки
И, смеясь, наклоняясь в оконце,
Я смотрела, как прыгает солнце
В голубых глазах европейца.

А теперь, как мертвая смоковница,
У которой листья облетели,
Я ненужно-скучная любовница,
Словно вещь, я брошена в Марселе.
Чтоб питаться жалкими отбросами,
Чтоб жить, вечернею порою
Я пляшу пред пьяными матросами,
И они, смеясь, владеют мною.
Робкий ум мой обессилен бедами,
Взор мой с каждым часом угасает...
Умереть? Но там, в полях неведомых,
Там мой муж, он ждет и не прощает.
avrorakreyser
Aug. 12th, 2009 10:59 pm (UTC)
Когда бороться с собой устал
Покинутый Гумилёв
Поехал в Африку он и стал
Охотиться там на львов.
За гордость женщины, чей каблук
Топтал берега Невы,
За холод встреч и позор разлук
Расплачиваются львы.

Воображаю : саванна, зной,
Песок скрипит на зубах..
Поэт, оставленный женой,
Прицеливается. Бабах.
Резкий толчок, мгновенная боль..
Пули не пожалев,
Он ищет крайнего. Эту роль
Играет случайный лев.

Любовь не девается никуда,
А только меняет знак,
Делаясь суммой гнева, стыда
И мысли, что ты слизняк.
Любовь, которой не повезло,
Ставит мир на попа,
Развоплощаясь в слепое зло
Так как любовь слепа.

Я полагаю, что нас любя,
Как пасечник любит пчел,
Бог недостаточной для себя
Нашу взаимность счел-
Отсюда войны, битье под дых,
Склока, резня и дым:
Беда лишь в том, что любит одних,
А палит по другим.

А мне что делать, любовь моя?
Ты была такова,
Но вблизи моего жилья
Нет и чучела льва.
А поскольку забыть свой стыд
Я еще не готов,
Я, Господь меня да простит,
Буду стрелять котов.

Любовь моя, пожалей котов !
Виновны ли в том коты,
Что мне, последнему из шутов,
Необходима ты?
И, чтобы миру не нанести
Слишком большой урон,
Я, Создатель меня прости,
Буду стрелять ворон.

Любовь моя, пожалей ворон!
Ведь эта птица умна,
А что я оплеван со всех сторон,
Так это не их вина.
Но, так как злоба моя сильна
И я, как назло, здоров,-
Я, да простит мне моя страна
Буду стрелять воров.

Любовь моя, пожалей воров !
Им часто нечего есть,
И ночь темна, и закон суров,
И крыши поката жесть..
Сжалься над миром, с которым я
Буду квитаться за
Липкую муть твоего вранья
И за твои глаза!

Любовь моя, пожалей котов,
Сидящих у батарей,
Любовь моя, пожалей скотов,
Воров, детей и зверей,
Меня, рыдающего в тоске
Над их и нашей судьбой,
И мир, висящий на волоске,
Связующем нас с тобой.

Д.Быков
andijana
Aug. 12th, 2009 02:27 pm (UTC)
Мария Петровых
О, какие мне снились моря!
Шелестели полынью предгория...
Полно, друг. Ты об этом зря,
Это все реквизит, бутафория.
Но ведь снилось! И я не пойму -
Почему они что-то значили?
Полно, друг. Это все ни к чему.
Мироздание переиначили.
Эта сказочка стала стара,
Потускнели видения ранние,
И давно уж настала пора
Зренья, слуха и понимания.
avrorakreyser
Aug. 23rd, 2009 12:25 am (UTC)
Спасибо :)
Я верил, я думал, и свет мне блеснул наконец;
Создав, навсегда уступил меня року Создатель;
Я продан! Я больше не Божий! Ушёл продавец,
И с явной насмешкой глядит на меня покупатель.

Летящей горою за мною несётся Вчера,
А Завтра меня впереди ожидает, как бездна,
Иду… но когда-нибудь в Бездну сорвётся Гора.
Я знаю, я знаю, дорога моя бесполезна.

И если я волей себе покоряю людей,
И если слетает ко мне по ночам вдохновенье,
И если я ведаю тайны — поэт, чародей,
Властитель вселенной — тем будет страшнее паденье.

И вот мне приснилось, что сердце мое не болит,
Оно — колокольчик фарфоровый в жёлтом Китае
На пагоде пёстрой… висит и приветно звенит,
В эмалевом небе дразня журавлиные стаи.

А тихая девушка в платье из красных шелков,
Где золотом вышиты осы, цветы и драконы,
С поджатыми ножками смотрит без мыслей и снов,
Внимательно слушая лёгкие, лёгкие звоны.


Гумилев
Бродский - andijana - Aug. 23rd, 2009 08:00 am (UTC) - Expand
Re: Бродский - avrorakreyser - Aug. 23rd, 2009 01:02 pm (UTC) - Expand
Гумилев - andijana - Aug. 23rd, 2009 02:36 pm (UTC) - Expand
гляди как: :):) - avrorakreyser - Aug. 23rd, 2009 02:54 pm (UTC) - Expand
Re: гляди как: :):) - andijana - Aug. 23rd, 2009 07:49 pm (UTC) - Expand
Re: гляди как: :):) - avrorakreyser - Aug. 23rd, 2009 07:49 pm (UTC) - Expand
e0stre
Aug. 12th, 2009 02:28 pm (UTC)
Павел Антокольский - для тебя
Легко скользнула «Красная стрела»
С перрона ленинградского вокзала.
И снова нас обоих ночь связала
И развернула смутных два крыла.

Но никаких чудес не припасла,
И ничего вперед не предсказала.
Мне сердце нежность горькая пронзала —
Так сладко, так по-детски ты спала,

Как будто бы вошла в хрустальный грот,
Я видел твой полуоткрытый рот...
Ну так дыши всё ближе и блаженней,

Спи, милая, но только рядом будь!
Пусть крепок сон. Пусть короток наш путь.
Пусть бодрствует мое воображенье.
avrorakreyser
Aug. 23rd, 2009 12:27 am (UTC)
спасибо :)
Прекрасно в нас влюбленное вино
И добрый хлеб, что в печь для нас садится,
И женщина, которою дано,
Сперва измучившись, нам насладиться.

Но что нам делать с розовой зарей
Над холодеющими небесами,
Где тишина и неземной покой,
Что делать нам с бессмертными стихами?

Ни съесть, ни выпить, ни поцеловать.
Мгновение бежит неудержимо,
И мы ломаем руки, но опять
Осуждены идти всё мимо, мимо.

Как мальчик, игры позабыв свои,
Следит порой за девичьим купаньем
И, ничего не зная о любви,
Все ж мучится таинственным желаньем;

Как некогда в разросшихся хвощах
Ревела от сознания бессилья
Тварь скользкая, почуя на плечах
Еще не появившиеся крылья;

Так век за веком - скоро ли, Господь? -
Под скальпелем природы и искусства
Кричит наш дух, изнемогает плоть,
Рождая орган для шестого чувства.

Гумилев
alienor_sm
Aug. 12th, 2009 02:45 pm (UTC)
Марина Гершенович
ДЕНЬ МАГДАЛИНЫ

Да, это август, это звон
небесных колоколен. Август.
Бессменным сторожем времён
плывёт в ночи бессонный Аргус.

Течёт медлительно река,
долина дремлет, спит дорога,
спит город, где ещё пока
никто в лицо не знает Бога.

Чуть слышно листья шелестят
в ветвях смоковницы столетней.
И женщина выходит в сад,
греша бессонницею летней;

походкой лёгкою идёт,
в глазах и жилах – Ассирия.
Ей имя – тёрпкое, как мёд,
и тёплое, как воск: Мария.

Величествен излом брови
и профиль в локонах тяжёлых.
Поёт Мария о любви,
о девах щедрых и весёлых.

Она, беспечная, поёт!
Она, всех грешниц виноватей,
людской молвы не признаёт,
ей незнаком и непонятен
степенный говор мудрецов
на ярмарках Ершалаима,
скучны законы праотцов
и чужды беззаконья Рима...

Займётся свет в родном краю,
прольётся миро из сосуда.
И склонит голову свою
Мария в ожиданьи чуда.
alienor_sm
Aug. 12th, 2009 02:45 pm (UTC)
Марина Гершенович
АВГУСТ

Луна заходит с разворота,
вплывает в темное окно.
И ночи теплое болото
Бог знает чем населено.

Стрекочет, скачет, дышит, ноет
и вьется, как веретено,
нерукотворное земное –
оно на жизнь обречено.

Оно не доброе, не злое,
на нем невинности тавро.
И нежность тонкою иглою
беззвучно входит под ребро.
dorinem
Aug. 16th, 2009 05:47 pm (UTC)
Re: Марина Гершенович
прекрасное. Спасибо.
Re: Марина Гершенович - avrorakreyser - Aug. 23rd, 2009 12:29 am (UTC) - Expand
ma_rs
Aug. 12th, 2009 05:33 pm (UTC)
Август

Бархатный август на плечи ложится,
Влажным теплом обнимает небрежно,
Властно диктует: влюбиться, влюбиться...
Стать непременно счастливой и нежной!
Ласковый август опять обещает
Синие ночи под шёпот неслышный...

...Вечер. Веранда. Пирожные с чаем.
Чудится шорох. Любовь? Или... мыши?

Ольга Подольская, 28.08.2004
ma_rs
Aug. 12th, 2009 05:37 pm (UTC)
АНТОН ЧЕРНЫЙ

АВГУСТ

Нырну в сентябрь, выкупаюсь в осени.

И Августа возница загрустит.

Мне солнца два - одно вверху, другое в озере,

И третье нужно - чтобы здесь в груди.



И чтоб тихонько так, хотя бы шепотом,

Хотя бы в забытьи полночных грез,

Далеко, за снегами и болотами,

Мой ангел мое имя произнес.

avrorakreyser
Aug. 23rd, 2009 12:29 am (UTC)
Re: АНТОН ЧЕРНЫЙ
О, как на склоне наших лет
Нежней мы любим и суеверней...
Сияй, сияй, прощальный свет
Любви последней, зари вечерней!

Полнеба обхватила тень,
Лишь там, на западе, бродит сиянье,-
Помедли, помедли, вечерний день,
Продлись, продлись, очарованье.

Пускай скудеет в жилах кровь,
Но в сердце не скудеет нежность...
О ты, последняя любовь!
Ты и блаженство и безнадежность.

Тютчев
ky_ca_ka
Aug. 12th, 2009 06:31 pm (UTC)
Борис Чичибабин
И опять - тишина, тишина, тишина.
Я лежу, изнемогший, счастливый и кроткий.
Солнце лоб мой печёт, моя грудь сожжена,
И почиет пчела на моём подбородке.

Я блаженствую молча. Никто не придёт.
Я хмелею от запахов нежных, не зная,
то трава, или хвои целительный мёд,
или в небо роса испарилась лесная.

Всё, что вижу вокруг, беспредельно любя,
как я рад, как печально и горестно рад я,
что могу хоть на миг отдохнуть от себя,
полежать на траве с нераскрытой тетрадью.

Это самое лучшее, что мне дано:
так лежать без движений, без жажды, без цели,
чтобы мысли бродили, как бродит вино,
в моём тёплом, усталом, задумчивом теле.

И не страшно душе - хорошо и легко
слиться с листьями леса, с растительным соком,
с золотыми цветами в тени облаков,
с муравьиной землёю и с небом высоким.
ma_rs
Aug. 12th, 2009 10:28 pm (UTC)
Re: Борис Чичибабин
прекрасно!
Re: Борис Чичибабин - ky_ca_ka - Aug. 13th, 2009 01:42 am (UTC) - Expand
Re: Борис Чичибабин - ma_rs - Aug. 13th, 2009 01:58 am (UTC) - Expand
спасибо! - avrorakreyser - Aug. 23rd, 2009 12:35 am (UTC) - Expand
choco_house
Aug. 13th, 2009 04:40 am (UTC)
Невыразимая печаль
Открыла два огромных глаза,
Цветочная проснулась ваза
И выплеснула свой хрусталь.

Вся комната напоена
Истомой -- сладкое лекарство!
Такое маленькое царство
Так много поглотило сна.

Немного красного вина,
Немного солнечного мая --
И, тоненький бисквит ломая,
Тончайших пальцев белизна.
Мандельштам

ну и моё самое любимое на все времена... конечно избитое, но люблю его до одури. Пастернак

Зимняя ночь

Мело, мело по всей земле
Во все пределы.
Свеча горела на столе,
Свеча горела.

Как летом роем мошкара
Летит на пламя,
Слетались хлопья со двора
К оконной раме.

Метель лепила на стекле
Кружки и стрелы.
Свеча горела на столе,
Свеча горела.

На озаренный потолок
Ложились тени,
Скрещенья рук, скрещенья ног,
Судьбы скрещенья.

И падали два башмачка
Со стуком на пол.
И воск слезами с ночника
На платье капал.

И все терялось в снежной мгле
Седой и белой.
Свеча горела на столе,
Свеча горела.

На свечку дуло из угла,
И жар соблазна
Вздымал, как ангел, два крыла
Крестообразно.

Мело весь месяц в феврале,
И то и дело
Свеча горела на столе,
Свеча горела.





avrorakreyser
Aug. 23rd, 2009 12:36 am (UTC)
Ага :)
Коробка с красным померанцем -
Моя каморка.
О, не об номера ж мараться
По гроб, до морга!

Я поселился здесь вторично
Из суеверья.
Обоев цвет, как дуб, коричнев
И - пенье двери.

Из рук не выпускал защелки.
Ты вырывалась.
И чуб касался чудной челки
И губы - фиалок.

О неженка, во имя прежних
И в этот раз твой
Наряд щебечет, как подснежник
Апрелю: "Здравствуй!"

Грех думать - ты не из весталок:
Вошла со стулом,
Как с полки, жизнь мою достала
И пыль обдула.

Пастернак
conspiransa
Aug. 14th, 2009 01:57 pm (UTC)
Юнна Мориц
Я - хуже, чем ты говоришь.
Но есть молчаливая тайна:
Ты пламенем синим горишь,
Когда меня видишь случайно.

Ты в синем-пресинем огне
Живучей влюбленности пылкой
Ворочаешь с горькой ухмылкой
Плохие слова обо мне.

Я - хуже, чем ты говоришь.
Но есть молчаливая тайна:
Ты пламенем синим горишь,
Когда меня видишь случайно.

И этот костер голубой
Не я ли тебе подарила,
Чтоб свет не померк над тобой,
Когда я тебя разлюбила?

Я - хуже, чем ты говоришь.
Но есть молчаливая тайна:
Ты пламенем синим горишь,
Когда меня видишь случайно.

Но жгучую эту лазурь
Не я ль разводить мастерица,
Чтоб синие искры в глазу
Цвели на лице твоем, рыцарь?

Я - хуже, чем ты говоришь.
Но есть молчаливая тайна:
Ты пламенем синим горишь,
Когда меня видишь случайно.

Так радуйся, радуйся мне!
Не бойся в слезах захлебнуться,
Дай волю душе улыбнуться,
Когда я в дверях и в окне.

Я - хуже, чем ты говоришь.
Но есть молчаливая тайна:
Ты пламенем синим горишь,
Когда меня видишь случайно.
avrorakreyser
Aug. 23rd, 2009 12:37 am (UTC)
Спасибо!
Как бронзовой золой жаровень,
Жуками сыплет сонный сад.
Со мной, с моей свечою вровень
Миры расцветшие висят.

И, как в неслыханную веру,
Я в эту ночь перехожу,
Где тополь обветшало-серый
Завесил лунную межу.

Где пруд - как явленная тайна,
Где шепчет яблони прибой,
Где сад висит постройкой свайной
И держит небо пред собой.

Пастернак
vip07
Aug. 15th, 2009 09:34 pm (UTC)



DEAR AVRORUSHKA!!!!!

Поздравляю с Днем Варенья!!! Любви тебе дорогая!!!!!!
avrorakreyser
Aug. 23rd, 2009 12:38 am (UTC)
Спасибо, Викуша! Прошу прощения за замедленность реакции - была офф-лайн :)
kitya
Aug. 16th, 2009 01:05 am (UTC)
Ура!
avrorakreyser! Омедето! С днем варенья! Ура! Троекратное.
avrorakreyser
Aug. 23rd, 2009 12:38 am (UTC)
Re: Ура!
Спасибо, дорогой многостаночник Китя! :)
Re: Ура! - kitya - Aug. 24th, 2009 03:49 pm (UTC) - Expand
kot_shred
Aug. 16th, 2009 04:11 am (UTC)
совсем не стихи :)
С Днем!
Пусть все будет не менее чудесно чем твои рисунки :)0
avrorakreyser
Aug. 23rd, 2009 12:39 am (UTC)
Re: совсем не стихи :)
ух!
Спасибо, Кот! То есть - Кошка!
Пардон за промедление с поклоном - не виноватая я! Нечаянно сфокусировалась на отпуске :)
vodolejka
Aug. 16th, 2009 05:58 am (UTC)
Внуши мгновению любовь -
Оно окажется любовью,
Но впредь уже не прекословь
Однажды данному условью.

Внуши мгновению беду -
Оно окажется бедою,
Метаньем в тягостном бреду,
А не придумкою пустою.

Послушный застывает миг,
Затем, чтоб сделаться судьбою,
И повелений ждет твоих,
И наполняется тобою.

(Игорь Хариф)

С днем рождения!
Link | Reply | Thread | Delete | Track This
avrorakreyser
Aug. 23rd, 2009 12:41 am (UTC)
Спасибо! Без значения, просто любимое еще:
Девушка пела в церковном хоре
О всех усталых в чужом краю,
О всех кораблях, ушедших в море,
О всех, забывших радость свою.

Так пел ее голос, летящий в купол,
И луч сиял на белом плече,
И каждый из мрака смотрел и слушал,
Как белое платье пело в луче.

И всем казалось, что радость будет,
Что в тихой заводи все корабли,
Что на чужбине усталые люди
Светлую жизнь себе обрели.

И голос был сладок, и луч был тонок,
И только высоко, у Царских Врат,
Причастный Тайнам,- плакал ребенок
О том, что никто не придет назад.

Блок
dorinem
Aug. 16th, 2009 07:17 am (UTC)
С днём рождения! Какие прекрасные стихи!

Yellow magic.
dorinem
Aug. 16th, 2009 07:17 am (UTC)
АВГУСТОВСКАЯ БАЛЛАДА

Вижу комнату твою - раз, должно быть, в сотый.
По притихшему жилью бродит морок сонный.
Свечка капает тепло, ни о чем не зная,
Да стучится о стекло бабочка ночная.
Тускло зеркальце твое. Сумрак лиловатый.
Переложено белье крымскою лавандой.
Липы черные в окне стынут, как на страже.
Акварели на стене - зимние пейзажи.
Да в блестящей, как змея, черной рамке узкой -
Фотография моя с надписью французской.

Помнишь, помнишь, в этот час, в сумерках осенних,
Я шептал тебе не раз, стоя на коленях:
"Что за дело всем чужим? - меньше, чем прохожим!
Полно, хватит, убежим, больше так не сможем,
Слово молви, знак подай - нынче ли, когда ли,-
Улетим в такую даль - только и видали!

Шум колесный, конский бег - вот и укатили.
Вот и первый наш ночлег где-нибудь в трактире.
Ты войдешь - и все замрут, все поставят кружки:
Так лежал бы изумруд на гранитной крошке.
Кто-то голову пригнет, в ком-то кровь забродит,
А хозяин подмигнет и наверх проводит:
- Вот и комната для вас; не подать ли чаю?
- Полно, поздно, не сейчас; после...
- Понимаю.

- Что за узкая кровать, - крикнешь ты в испуге, -
На которой можно спать только друг на друге?!
А наутро - луч в окне сквозь косые ставни,
Ничего не скажешь мне, да и я не стану,
И, не зная ни о чем, ни о чем не помня,
Улыбаясь, вновь уснем - в этот раз до полдня.

Мы уедем вечерком, вслед глядит хозяин,
Машет клетчатым платком, после трет глаза им,
Только тронемся из глаз - выпьет два стакана,
Промечтает битый час, улыбаясь пьяно...

Ах, дорога вдоль межи в зное полуденном!
В небе легкие стрижи, воздух полон звоном,
Воздух зыблется, дрожит, воздух полон зноя,
Путь неведомый лежит, а куда - не знаю.
Сколько верст, да сколько дней, временных пристанищ...
Не пытай судьбы своей! Да ведь ты не станешь".

...Слезы, очи к небесам, шепот до рассвета...
Ты-то знала: я и сам не поверю в это.
Ты не стала отвечать. Комната качалась.
Говорил, чтоб не кричать, да не получалось.
Ночь в окне, глухая мгла, пустота провала...
Встала. Пряди отвела. В лоб поцеловала.

...Август, август. Поздний час. Месяц в желтом блеске.
Путь скрывается из глаз. Путь лежит неблизкий.
Еду полем. До утра путь лежит полого.
Дым пастушьего костра стелется по лугу.

Август, август. Дым костра. Поздняя дорога.
Невеселая пора странного итога:
Все сливается в одно, тонет, как в метели,
Только помнится - окно, липы, акварели,
Как пытался губы сжать, а они дрожали,
Как хотели убежать, да не убежали,
Холод сердца моего в предрассветной стыни,
Словно больше ничего не было в помине,
Словно сделались пусты дни с того рассвета,-
Только помнится, что ты да прощанье это!

Век, и век, и Лев Камбек! Взмахи конской гривы.
Скоро, скоро ляжет снег на пустые нивы,
Ляжет осыпью, пластом,- на лугу, в овраге,-
Ветки на небе пустом - тушью на бумаге,-
Остановит воды рек - медленно и строго...
Век, и век, и Лев Камбек! Поздняя дорога.

Август, август! Дым костра! Поздняя дорога!
Девочка моя, сестра, птица, недотрога,
Что же это всякий раз на земле выходит,
Что сначала сводит нас, а потом изводит,
Что ни света, ни следа, ни вестей внезапных -
Только черная вода да осенний запах?
Ледяные вечера. Осень у порога.
Август, август. Дым костра. Поздняя дорога.

Жизнь моя, не слушай их! Господи, куда там!
Я умру у ног твоих в час перед закатом -

У того ли шалаша, у того предела,
Где не думает душа, как оставит тело.


Быков
(no subject) - dorinem - Aug. 16th, 2009 07:26 am (UTC) - Expand
(no subject) - avrorakreyser - Aug. 23rd, 2009 01:13 am (UTC) - Expand
(no subject) - avrorakreyser - Aug. 23rd, 2009 12:42 am (UTC) - Expand
Page 1 of 3
<<[1] [2] [3] >>
( 96 comments — Leave a comment )